wulf Президента Германии обвинили в давлении на прессу Скандал по поводу кредита, взятого немецким президентом Кристианом Вульфом у жены его друга-миллионера, обрастает новыми подробностями. Выяснилось, что президент пытался надавить на журналистов, чтобы помешать выходу разоблачительных статей. В итоге Вульфу пришлось прийти на телевидение и объясниться. Впрочем, он уже успел восстановить против себя прессу и оппозицию, после чего начал терять поддержку населения.

Первоначальной причиной скандала вокруг Кристиана Вульфа (Christian Wulff) стали подозрения в коррупционных связях с немецкими бизнесменами, с которыми он поддерживал дружеские отношения. В начале декабря в газете Bild появилась статья о том, что в 2008 году, будучи премьер-министром Нижней Саксонии, Вульф получил от супруги своего друга-миллионера Эгона Геркенса (Egon Geerkens) 500 тысяч евро на льготных условиях. На эти деньги он купил дом для своей семьи. Когда в январе 2010 года оппозиция в нижнесаксонском парламенте спросила его о связях с Геркенсом, он не стал говорить о кредите.

В феврале 2010 года Вульф взял ипотечный кредит в BW-Bank, чтобы расплатиться с Геркенсами, но опять-таки получил деньги на льготных условиях - под минимальные проценты. Договор был переписан только в декабре 2011 года, когда разгорелся скандал в прессе.
По данным адвоката президента Гернота Лера (Gernot Lehr), 12 декабря BW-Bank заключил новый договор с Вульфом, предусматривавший процентную ставку по кредиту в 3,62 процента. Копию документов отправили на подпись Вульфу. Президент тогда находился с официальным визитом в Кувейте, он вернулся в Берлин 13 декабря.
Подписывать новый договор президент не торопился. Он сделал это, по данным банка, только 21 декабря. На следующий же день появились официальные объяснения Вульфа по поводу кредита. Президент получил возможность смело заявлять, что теперь-то он платит по кредиту столько же, сколько и все остальные немцы.

Между тем в день возвращения президента из Кувейта в Германию вышел печатный номер газеты Bild с рассказом о деньгах, полученных от Геркенса. Вульф знал о подготовке этой статьи. За день до ее выхода в печать, 12 декабря, он позвонил главному редактору Bild Каю Дикманну (Kai Diekmann). Поскольку тот не брал трубку, президент оставил ему на автоответчике сообщение с угрозами. В случае публикации статьи Вульф угрожал "окончательным разрывом" и "войной" с издательским домом Axel Springer, которому принадлежит Bild. По данным Sueddeutsche Zeitung, он даже заявил, что подаст в суд на журналистов.

На этом президент не остановился, решив действовать через руководство издательского дома. Как сообщает Sueddeutsche Zeitung, Вульф позвонил шефу издательства Springer Матиасу Дёпфнеру (Mathias Doepfner). Дёпфнер сослался на независимость редакции и невозможность повлиять на решение о публикации того или иного материала. Президент пошел дальше, и, как пишет журнал Cicero, позвонил крупнейшему акционеру издательского дома Фриде Шпрингер (Friede Springer). В ответ на свои претензии он услышал, что Шпрингер не имеет влияния на главных редакторов газет, принадлежащих издательскому дому.

По данным Sueddeutsche Zeitung, Вульф через два дня после публикации снова связался с Bild, извинился за то, что успел наговорить, и счел, что на этом дело улажено. Редакция Bild сначала предпочла умолчать об этом инциденте. Позднее в официальном объяснении она пояснила, что после извинений президента решила не придавать историю огласке. Журналисты подчеркнули, что на их работу это никак не повлияло.
О том, что издание проводит журналистское расследование, Вульф узнал, судя по всему, от самих журналистов. 11 декабря Bild прислал ему список вопросов по поводу кредита, полученного от жены Геркенса. 12 декабря издание получило на них ответ из администрации президента, а вечером последовал личный звонок Вульфа главному редактору газеты.

4 января Кристиан Вульф впервые дал телевизионное интервью двум центральным телеканалам ARD и ZDF, в котором решил открыто объясниться по поводу кредита и звонков в Bild, а также прокомментировать призывы уйти в отставку, которые звучат со стороны оппозиции. В телеэфире президент подчеркнул, что не собирается уходить со своей должности, так как не сделал ничего противозаконного. На вопрос о звонке главному редактору Bild Вульф ответил, что допустил большую ошибку, за которую приносит извинения. Он подчеркнул, что, вернувшись из Кувейта, извинился лично, и его извинения были приняты. То, что он бросился к телефону, когда ему рассказали о подготовке публикации, Вульф объяснил усталостью. Президент также сослался на то, что статья готовилась фактически у него за спиной, и ему якобы не дали изложить свою точку зрения.

По словам Вульфа, речь шла не о том, чтобы воспрепятствовать публикации. Он якобы просил лишь отложить ее на один день и не писать, что собранную информацию раздобыли журналисты, а сообщить, что Вульф сам раскрыл детали договора и назвал имя человека, который выдал ему кредит. Президент пообещал также, что адвокаты выложат в интернет все данные о его финансовом положении. На официальной странице его адвоката действительно появился документ, в котором содержатся ответы на интересующие журналистов вопросы, в том числе краткое изложение всех обстоятельств получения денег.
Впрочем, интервью Вульфа не устроило ни прессу, ни оппозицию. Заместитель главного редактора Bild Николаус Бломе (Nikolaus Blome) заявил в интервью Deutschlandfunk, что звонок президента воспринимался совершенно иначе: речь шла не о том, чтобы отложить публикацию, а о том, чтобы ее вообще не было. Bild собирается опубликовать полный текст сообщения, которое Вульф оставил на автоответчике главного редактора таблоида.

Доверие тает

Кампания против Вульфа в СМИ неизбежно оказала влияние на имидж президента в глазах населения. Оппозиционные фракции СДПГ, "Левых" и "Зеленых" посчитали, что публичного выступления Вульфа и его объяснений недостаточно, так как он себя слишком сильно скомпрометировал. Официально его продолжает поддерживать правящая коалиция ХДС/ХСС и СвДП. Канцлер ФРГ Ангела Меркель по-прежнему настаивает на том, что президент абсолютно адекватно реагирует на обвинения в свой адрес. Однако постепенно мишенью для критики становится сама Меркель, которую оппозиция обвиняет в бездействии.

Первой в ХДС о возможной отставке президента заговорила правозащитница Вера Ленгсфельд (Vera Lengsfeld). По ее мнению, новым президентом Германии мог бы стать Йоахим Гаук (Joachim Gauck), который был главным конкурентом Вульфа в борьбе за этот пост. Ленгсфельд считает, что нынешний президент окончательно превратился в объект для насмешек и не сможет более пользоваться доверием немцев.
Недоверие среди населения действительно нарастает. Если в середине декабря больше 70 процентов немцев высказывались против отставки Вульфа, то теперь такого мнения придерживаются менее 50 процентов.

Дарья Ерёмина
 

lenta.ru

У вас нет прав для отправки комментариев