Бесплатная юридическая онлайн-консультация

FRAGE ID: ALMLTgyRrevgfHeU

Адвокат Т. Пуэ

То, о чём так долго говорили политики всех мастей, совершилось. С 28 августа 2007 года действует обширная реформа иммиграционного законодательства. В своей сегодняшней статье я хотел бы рассказать о важном для многих наших читателей элементе реформы – языковом тесте для иностранных супругов, воссоединяющихся с резидентом Германии.

До 28.08.07 воссоединение гражданина Германии с иностранной супругой было связано с единственным условием – намерением вести семейную жизнь на территории ФРГ. Ведомство по делам иностранцев и немецкое посольство в стране проживания иностранного супруга проверяли серьёзность брачных  намерений, после чего подавляюще большинство иностранных супругов получало искомое разрешение.

Вся процедура воссоединения занимала несколько недель. Единственной причиной отказа могло быть обоснованное подозрение в фиктивности брачных отношений. Воссоединение брачных партнеров - не граждан ФРГ было связано с большим количеством условий: принимающий супруг – резидент ФРГ без немецкого гражданства должен был гарантировать прибывающему супружескому партнеру жилую площадь и содержание за свой счет.

Барьеры на пути иностранцев в Германию станут выше

Теперь иностранный супруг должен успешно сдать экзамен на знание простого немецкого языка. Только после этого ему разрешат переселиться в Германию к своему немецкому супругу. Законодатель обосновал это новшество стремлением улучшить интеграцию иностранцев в Германии. На первый взгляд это звучит правдоподобно, да и  активная интеграция иностранцев в жизненные отношения ФРГ возражений не вызывает. Можно было бы только приветствовать определенные знания немецкого языка уже в начальный период проживания в ФРГ.
При ближайшем рассмотрении и применительно к конкретным случаям новое условие воссоединения семьи ведет к вопиющим несправедливостям и „на ровном месте“ создаёт трудные жизненные ситуации. Вопрос для заинтересованных лиц и правоведов заключается в том, можно ли заставить мужа и жену на продолжительный срок отказаться от семейной жизни, пока иностранный супруг успешно сдаст экзамен на знание немецкого языка у себя на родине? Законодатель не может просто ссылаться на оправданную и востребованную обществом необходимость владеть начатками немецкого языка с момента прибытия в страну. Он должен оценивать последствия своих действий и не разрушать судьбы людей, пусть даже и целесообразными требованиями.
Для многих супруг это новшество означает неоправданное затруднение их жизненной ситуации, особенно в чувствительный период начала семейной жизни. Многие юристы оспаривают право государства так массивно вмешиваться в личную жизнь граждан. Что касается воссоединения супругов-иностранцев, то здесь законодатель имеет большую свободу рук в оформлении условий, на которых он готов разрешить иностранцам проживать в ФРГ. Конституция Германии в меньшей степени защищает иностранцев по сравнению с гражданами страны.

Освобождение от теста

От теста на знание немецкого языка освобождены следующие группы:

- граждане Евросоюза. Это имеет значение для граждан стран Балтии.
- больные, страдающие физическим или психическим заболеванием, инвалидностью или особым душевным состоянием, что препятствует изучению простого немецкого языка.
- Ненемецкий супруг обладает хорошей квалификацией и образованием или по иным причинам можно по праву предположить, что он быстро интегрируется в Германии, даже если поначалу он не знает немецкий язык (очевидно малая потребность в интеграции).
- Ненемецкий супруг не намерен длительно проживать в Германии.
- Резидент ФРГ живет здесь на правах деятеля науки, высококвалифицированного специалиста, исследователя, бизнесмена, признанного беженца, гражданина прочей страны ЕС с надежным проживанием в ФРГ, гражданина Австралии, Израиля, Японии, Канады, Республики Корея, Новой Зеландии, США.

Не подпадает семья под эти, довольно таки многочисленные исключения, желающий воссоединиться ненемецкий супруг должен с успехом пройти требуемый тест. Достаточно, если иностранец может понимать и изъясняться простыми предложениями на бытовые темы: Спросить и объяснить дорогу к вокзалу, поговорить с продавщицей в магазине, ответить на вопросы о своем семейном положении, своей личности, квартире и круге знакомых. Требуется определенный уровень грамотности, умение заполнить ведомственный формуляр с вопросами и семейном положении, гражданстве, адресе проживания. Уровень требований соответствует сертификату “Start Deutsch I“. Прием экзамена поручен отделениям Гёте-институа в странах СНГ, лицензиатам и партнёрам Гёте-института. В странах, где нет таковых учреждений, проверка знаний немецкого языка поручена сотрудникам немецких дипломатических представительств. В порядке исключения возможны иные пути доказательства требуемых знаний немецкого языка.

Что делать в проблемных случаях?

Во-первых, проверьте наличие предусмотренных законом исключений. Особо интересен пункт „очевидно малая потребность в интеграции“. Пока еще никто не знает, что это за зверь такой, поэтому с ведомством можно спорить по этому пункту. По замыслу законодателя „очевидно малую потребность в интеграции“ можно предполагать у лиц с законченным высшим образованием и работников творческих профессий. По моему мнению, по результату комплексного рассмотрения случая в эту категорию могут попадать и прочие лица без высшего образования. Пояснения в этом контексте требуют и понятия „физическое или психическое заболевание, инвалидность или особое душевное состояние“. Административной и судебной практике предстоит решить вопрос, - является ли возраст, например, свыше 65 лет достаточным основанием для освобождения от языкового теста, даже если ненемецкий супруг не страдает особыми заболеваниями?
Я могу дать следующую общую рекомендацию: учите язык, и параллельно требуйте признания в качестве исключительного случая, конечно, если на то есть хотя бы минимальные основания. Многие, особенно люди второй половины жизни без привычки к учебе не смогут выполнить требуемые критерии и не смогут добиться признания в качестве особого случая. Статья 6 Aбз. 1 Основного Закона ставит семью под особую защиту государства. Поэтому срезавшимся на языковом тесте супругам остается апеллировать к Федеральному конституционному суду, ссылаясь на конституционную защиту семьи. Конституционному суду ФРГ придётся говорить свое последнее слово в этом сомнительном законе. Я рекомендую всем заинтересованным лицам вести разбирательство по отказам воссоединении семьи, уповая на защиту Федерального конституционного суда.

Аргументы борьбы

Вступивший в силу отказ по заявлению о воссоединении семьи может серьёзно повредить заявителю и сделать невозможным совместное проживание с иностранным супругом на территории ФРГ. Не каждая, даже кажущаяся разумной цель, здесь ускоренная интеграция иностранцев в Германии, может служить оправданием  созданию массивных преград для воссоединения с иностранным супругом. Не должно быть так, что общая проблема интеграции мигрантов в Германии будет решаться за счет разрушения жизненных планов отдельных людей.
Юристы считают недостаточно обоснованными законодательные привилегии граждан ряда стран, которые освобождаются от языкового теста. Это может противоречить закрепленной в статье 3 Основного Закона заповеди равноправия. Следует ожидать, что местные немцы столкнутся с меньшими трудностями в процедуре воссоединения со своей таиландской женой. Ведомства по делам иностранцев будут предполагать, что в таких семьях языком общения станет немецкий язык. А вот в семьях граждан Германии из числа переселенцев супруги будут общаться преимущественно на русском языке, что, по мнению власти, является тормозом интеграции. Сделать подозреваемый язык общения в семье критерием для воссоединения с иностранным супругом – идея с правовой точки зрения сомнительная.

Нерегулярные случаи

Я хотел бы указать на другое важное новшество § 28 Abs. 1 AufenthG, которое постулирует регулярный отказ от финансовых требований к немецкому брачному партнеру. Эта формулировка весьма коварна. Она развязывает руки ведомству по делам иностранцев, которое может классифицировать случай в качестве исключения, и отказать в воссоединении семьи по причине нуждаемости немецкого супруга. Я подозреваю, что некоторые ведомства по делам иностранцев могут превратить эту оговорку об исключении в постоянно действующее правило и запрещать воссоединение с неимущим немецким супругом.
В обосновательной части закона приведен пример такого нерегулярного случая, когда оба супруга имеют гражданство иностранного государства, и могут без проблем проживать в стране иностранного гражданства. Например: Российский немец И. Вагнер живет на маленькую пенсию, имеет гражданства России и Германии. Он заключает брак с гражданкой России Ольгой Кузнецовой. Супруги не могут проживать на одну пенсию И. Вагнера и будут вынуждены обращаться за общественной поддержкой. Здесь власти могут сослаться на российское гражданство И. Вагнера и предложить ему осуществлять семейную жизнь с женой на территории России, гражданином которой он является. Такой подход весьма сомнителен. Живущего 15 лет в Германии И. Вагнера будут вынуждать выехать в Россию, где у него ни кола, ни двора, и откуда он по статусу изгнанного вернулся на историческую родину. И поэтому вопросу следует ожидать обращений в конституционный суд.
Теперь воссоединяющимся иностранным супругам надо преодолеть языковой и в ряде случаев финансовый барьер. Я рекомендую всем заинтересованным лицам не складывать оружие, а вести необходимые разбирательства, тематизируя многие слабые места закона и обоснованные сомнения в соответствии части закона конституции страны.

Rechtsanwalt T. Puhe
Jahnstr. 17
60318 Frankfurt am Main
Тел.: 069 – 597 966 82
www.rechtsanwalt-puhe.de
Email: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.