Бесплатная юридическая онлайн-консультация

FRAGE ID: Wk6R4elNggOhLIu7

Сегодня я хотел бы рассказать нашим читателям о правовых особенностях включения потомков по § 7 BVFG в решение о приеме позднего переселенца по § 4 BVFG. Раньше всё было просто. Супруги, дети, внуки, правнуки, мужья и жены внуков вместе с приемными, адоптированными и собственными детьми, включались в решение о приеме основного заявителя и могли переселяться вместе с ним в ФРГ. На месте они быстро становились немецкими гражданами, сохраняя при этом и прежнее гражданство. Единственно, заявление о включении должно было быть подано до выезда основного заявителя в ФРГ. Мне известен случай одной поздней переселенки из Армении, которая «прицепом» вывезла 60 родственников по статусу § 7 или § 8, где единственно сама пожилая женщина могла говорить по-немецки.

С 01.01.2005 правила приёма поменялись, и число переселенцев из стран СНГ резко упало. Супруги и потомки позднего переселенца старше 14 лет должны доказать знания простого немецкого языка. Только тогда они могут быть включены в решение о приёме основного заявителя. Дети до 18 лет могут на крайний случай переселиться в ФРГ вместе с родителями на правах иностранцев. А вот для потомков старше 18 лет сдача теста жизненно необходима. Это правило ведёт к трудным жизненным ситуациям.

Представьте, из трёх детей и пяти взрослых внуков поздней переселенки Марии Бауэр тест для потомков на сертификат А1 сдали двое детей и трое внуков. Младшая дочь и двое внуков провалились. Неудачники собираются через полгода пойти на повторный тест. Тут младшая внучка неожиданно забеременела и думает о свадьбе и родах, а не о немецком языке. Её родители переживают и ходят на голове, без положительных результатов теста их дочь не сможет переселиться в Германию вместе со всеми. Теперь, вроде как, все переселенцы должны ждать, пока влюбленная и беременная внучка снизойдёт до зубрёжки немецких неправильных глаголов. Младшая дочь Марии Бауэр Людмила Попова пока не торопится с тестом, она вообще не уверена, хочет ли она переселяться в Германию. Мария Бауэр заявляет, что без любимой младшей дочери она в Германию тоже не поедет. Это значит, вся семья остаётся в Сибири. На скором отъезде настаивает средняя дочь Валентина. Её единственному сыну скоро исполнится 18 лет, призывной возраст и Валентина опасается, что чадо попадет служить на Кавказ. Старший сын Марии Константин Бауэр тоже торопится уехать, его поджимает возраст, а он намеревается ещё поработать в Германии, но не хочет оставлять одну свою беременную дочь. Пока что в семье Марии Бауэр полный раздрай и ссоры. Вот что учинил языковой тест для потомков.
Несмотря на все сложности, включение в решение о приёме без знаний немецкого языка и даже включение задним числом и сейчас удаётся в обоснованных случаях. Задним числом означает, что включение резидента СНГ производится в решение о приеме уже живущего в ФРГ позднего переселенца.

Не так давно я с успехом провёл одно такое включение задним числом в особо трагической ситуации. Поздняя переселенка страдала различными заболеваниями, существенно осложнявшими её жизнь. Два её внука страдали врождёнными дефектами. Пожилая женщина надеялась на помощь немецкой медицины для себя и своих внуков. На скорейшем переезде настаивала и мать одного из больных детей. Она оправданно ссылалась на лучшие лечебные возможности для собственного сына в период активного роста ребёнка. В общем, семья выехала без другой дочери со вторым больным ребёнком. Дочь и её сын до выезда не были включены в решение о приёме основного заявителя – матери обеих дочерей.

Всё это время семья пыталась внести внука по § 7 BVFG в решение о приёме бабушки. Тогда, как им казалось логично, думали мои подзащитные, ребёнок приобретёт немецкое гражданство и сможет воссоединиться со своей иностранной матерью. Закон такие конструкции не поддерживает. После реформы 2005 года включение несовершеннолетних возможно только совместно с одним из родителей. Для чего этот родитель, опять же, должен успешно сдать тест на знание немецкого языка, а основной заявитель со своей стороны ходатайствовать о включении потомка в своё решение о приёме. Так что схема включения несовершеннолетнего потомка в решение о приеме с последующим переселением его родителей на правах иностранцев работает не всегда. Я несколько видоизменю пример. Мать с ребёнком включаются в решение о приеме основного заявителя и переселяются в Германию. Муж и отец остаётся в России. Здесь мужчина может воссоединиться со своим немецким ребёнком без сдачи языкового теста.  

Дальше случай развивался следующим образом. Федеральное административное ведомство не стало утруждать себя непростыми правовыми и жизненными обстоятельствами, а просто отказалось внести дочь с её больным сыном в решение о приёме задним числом. В результате дело о включении задним числом по обстоятельствам особо сложного случая по § 27 Abs. 2 BVFG слушалось в административном суде города Минден. Аргументами были заболевания самой поздней переселенки, а так же непростой жизненный выбор между двумя внуками.

Я хотел бы пояснить важную разницу между ведомственным и судебным разбирательством. Судьи обычно более доступны аргументам. Важно, что спорящие стороны и адвокат лично являются на заседание и проговаривают ситуацию, имея личный контакт между собой. Личный контакт очень значим, помогает понять суть дела и стоящие за ним человеческие судьбы. Федеральное административное ведомство решает дела заочно по бумагам, избегая прямого контакта с заявителями. Единственный личный контакт ведомства с заявителями на статус § 4 BVFG происходит во время формализованного и ограниченного по времени языкового теста. Потомки сдают тест в институте им. Гёте и с ведомством приёма переселенцев вообще лично не общаются. Чиновники любят тишину кабинетов и отрешенность от беспокойной жизни. Судья временем не ограничен и может заниматься делом до полного прояснения ситуации. Судья доступен живым, человеческим аргументам и доводам специализированного адвоката.

В результате непростых переговоров Федеральное административное ведомство согласилось включить дочь и внука задним числом в решение о приёме основного заявителя. Это доказывает, что к каждому делу должен практиковаться индивидуальный подход, а слово справедливость не является пустым звуком и для немецкой юстиции.

Rechtsanwaltskanzlei Thomas Puhe
Jahnstr. 17
60318 Frankfurt am Main
Тел.:   069 – 597 966 82
www.rechtsanwalt-puhe.de
Email:  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.