ImageБерега не видать.За бортом – дельфины , прошел тунец, выпрыгивая из воды. Дул слабый мистраль,паруса умирали : заполоскались и,наконец, безжизненно повисли. Сия картина меня всегда вводит в угнетенное состояние...

А на борту – полная идиллия: четверо милейших распластались по палубе между люками и канатами, тела их в длинных льняных подштаниках времен Карла Великого выражали полную потерю ориентации в пространстве и времени. Держа на весу раскрытые фолианты и плавно покачиваясь в такт волне пребывали мудрецы в нирване , и ничто не могло помешать их внутренней молитве. Храп тому в подтверждение. Обстановка на борту действовала на ход времени, время на ходу останавливалось. Я впадал в состояние идиотического блаженства, я всем все простил..­­­­­­­­­..

Был готов простить, но не успел, так как скрипучая дикая древнегреческая брань моего пятого попутучика враз разрушила все то, что создавалось путем чтения долгих и изматывающих молитв и мантр ( да заметил сие внимательный читатель!).Пара фраз, что донес слабый мистраль в мягком и кратком переводе означали:

« Да какой ишак до сего додумался?». Я поднялся и обреченно пошел на скрип. На корме увидел Иронима: этот засохший херувим скакал на одной ноге и , метая левым глазом (более зрячим) молнии Прометея, яростно размахивал моим полотенцем. Я вспомнил о кактусовых плодах.Они опять давали о себе знать. «Вот-с, милейший, ваши-с ботанические изыскания», -прошипел он, пихая мне под нос свою ступню.Кактусовый пух торчал в таком изобилии, что данное место более походило на задницу ежа, чем на пятку почтенного... Последующий час я усердно работал пинцетом и иглой для штопки парусов, Иероним еще некоторое время ласкал мой слух чудесными изречениями из « Ветхого Завета»,запугивая маня страшными картинами судилища . Ответственно выковорил я четырнадцать заноз, три пришлось забить обратно: полностью вылезать они отказывались. Яхта почти не двигалась, море замерло, прямь гладь озерная .Я и решил организовать омовение всей команды. Построив всех атлетов на корме ( на поппе, по-итальянски), пересчитал, выдал по свистку и потуже затянул на каждом шнурок от панталон. Милейшие захихикали и начали нервно подпрыгивать. Простор Средиземного. Мы все наслаждались неведомым чувством единения со стихией: нечто необъяснимое то разрасталось в голове и давило на уши, и наступала полная тишина,то пробегало внутри груди,оставляя леденяще-мятную дорожку,подкатывало к горлу и вырывалось наружу откровенным и умиротворенным «хря»..Мысли приняли солидную и гордую форму , прояснились , но споткнулись и переломались : один из купальщиков стоял на борту и разглядывал эхолот .Щурясь от удовольствия и крепко вцепившись в штурвал старец сообщил, что милейшим беспокоиться причин нет, за подводные камни не зацепятся ,так как под килем запас водной массы имеется-128 метров...Паника не заставила себя ждать: атлеты прорывались к лестнице, хватая конкурентов за бороды и дуя в свистки....

Мы шли на Корсику на моторе,и было пути еще часа три.. Креветок не было.Готовил лобби.Только эликсиром и спасались. Темнело и холодало. Натянув всем на уши вязанные шапочки с кисточками я встал к штурвалу. На запад, держу курс на солнечный диск , иду по солнечной дорожке.Уморились милейшие,сжались в кучку под навесиком - на бобах то,верно, долго не протянешь, скоро будем в порту. Провиантик пополним, водичкой пресненькой заправимся. А с самого утра – по горам Корсики и в бухту, гда море выбрасывает на берег маленькие круглые мраморные камушки. Девять часов.В темноте с огнями входим в порт Мачинажио. Швартовка , канаты , узлы, трап.

Франция. Наше Вам почтение с кисточками! Магазин открыт!


Часть III

Прислал StarikPit

 

У вас нет прав для отправки комментариев