О чём молчит Европа?Наибольшую тревогу европейцев сегодня вызывает быстро набирающий обороты каталанский кризис. После окончания диктатуры генерала Ф. Франко в 1975 году положение в Каталонии всегда считалось экономически и политически стабильным. Кроме национального гонора у каталонцев нет видимых причин для отделения. Сегодня исторический испанский регион Каталония стремится стать независимой Республикой Каталония и мирным, но антиконституционным путём выйти из состава королевства Испания. Центральное правительство в Мадриде заявило о недопущении распада страны и приняло контрмеры, в том числе силового характера.

Среди многих граней каталонского кризиса бросается в глаза мало внятная позиция евробюрократов и европарламента в Брюсселе. Испания важный и надёжный член НАТО и Евросоюза (ЕС), в этой непростой ситуации Испания могла бы рассчитывать на поддержку коллег по Европе. Поддержки из Брюсселя Испания не получила. Сначала евробюрократы отмалчивались, потом заявили о своём нейтралитете в споре Барселоны (столица Каталонии) и Мадрида.

Нейтральность Брюсселя кажущаяся и больше на руку Барселоне. Сепаратист и нарушитель конституции ставится на одну доску с законным центральным правительством, которое настаивает на единстве страны, соблюдении конституции и прав всех жителей Каталонии. Среди жителей региона не все сепаратисты, многие желают и дальше жить в испанском государстве.

Евробюрократы не указали Барселоне на невозможность принятия сепаратистской страны в ЕС и прочие европейские организации.

Евробюрократы не провели разъяснительную кампанию ни с населением Каталонии, ни с правительством этого региона Испании. По сути, евроструктуры показали готовность акцептировать возникновение нового государства на Европейском континенте, несмотря на многочисленные нарушения закона при его рождении. Лишь бы Барселона как-нибудь смогла договориться с Мадридом.

Левые партии Европарламента приняли невзвешенную резолюцию, скорее поддерживающую каталонских сепаратистов. Антипатриотическую позицию заняла крайне левая испанская партия «Подемос». Зажиточный и консервативный каталонский избиратель на федеральных выборах поддерживал, скорее, буржуазные партии. Выход Каталонии из состава Испании вкупе с уходом консервативных каталонских депутатов из испанского парламента повышает долю и значение левых депутатов парламента. Это повышает шансы «Подемос» на власть. К сожалению, интересы партии «Подемос» были поставлены выше интересов страны. О поддержке единства Испании заявила умеренно левая Социалистическая партия Испании, что даёт консервативному премьер-министру Испании М.

Рахою необходимое и важное парламентское большинство в каталанском вопросе. В настоящее время Рахой возглавляет правительство парламентского меньшинства.

Брюссель мог бы разъяснить Каталонии, что независимая Каталония не станет членом ЕС, не получит ни цента из европейских фондов, не может рассчитывать на проницаемые границы, свободу передвижения капитала, товара и персон, участие в различных европейских платёжных системах, как это было в составе государства Испания. «Республика Каталония» потеряет страховую защиту крупных европейских перестраховщиков, без которой невозможно ведение бизнеса. Всего этого (по моей информации) сделано не было, руководство ЕС заняло весьма двусмысленную позицию в отношении единства Испании.

В последние несколько дней евроруководители, возможно, под нажимом Мадрида, более определённо высказались против сецессии Каталонии. Против сецессии, наконец-то высказалась соседняя Францию, объявив о возможности закрытия общей границы с испанской Каталонией. Франция тоже поняла, что не заинтересована в появлении на своих южных границах нового государства каталонцев.

Одним из результатов не внятной позиции ЕС и углубляющегося каталонского кризиса может стать развитие у Испании недоверия к институтам ЕС в их нынешнем виде и даже частичный выход Испании из некоторых европейских проектов. Что, конечно, не на пользу Европе.

Михаил Рушанов