Спасая себя, ты спасешь мир Мы живём среди большого количества хороших и очень хороших людей. Их легко узнать по футболкам с логотипами, просветленным лицам, рассказам о содеянном добре и благой вести, которую они несут в народ. Дабы легче было творить добро, хорошие люди объединены в многочисленные общества: Общество защиты животных, окружающей среды, прав человека, помощи утопающим, матерям-одиночкам, больным муковисцидозом, по борьбе с потеплением климата, поддержки СОС-деревень в Африке и многие другие, имя им миллион. 

На написание этого материала меня подвигла группка людей на центральной площади города, где я живу. Несколько прыгающих от ноябрьского холода молодых мужчин в жилетах с логотипом одной почтенной организации почти хватали прохожих под микитки. Хваталы представлялись членами этой самой организации и тащили озадаченного прохожего к хлипкому столику на куриной ножке. Там улыбающийся во все 32 зуба руководитель группы уговаривал несколько ошарашенных таким напором людей подписать бланк вступления в общество и разрешение регулярно снимать в пользу хороших, но очень бедных людей энную сумму денег с банковского счёта. Уговоры сопровождались показом потрёпанного фотоальбома. 

Чувство радости от такой общественно активной молодежи притупило мелькнувшее среди жилетов знакомое лицо. Некоторое время назад один из активистов, но уже в жилетке иного покроя, собирал пожертвования в пользу другой почтенной организации. Тут до меня дошло, здесь работают профессионалы. За немалый процент от собранных средств они эксплуатируют мои хорошие чувства и желание помочь детям, несчастно и немного укоризненно смотрящих на меня с подсунутых под самый нос фотографий. 

Есть такая профессия – права защищать, поэтому общества защиты давно структурированы и профессионализированы. Парни мёрзли на морозе за деньги, работа у них такая, мне их не очень жалко. Вообще-то быть защитником хорошо и интересно.  Не нужно ходить в скучное бюро, можно ездить по всему миру за чужой счёт, распределять чего-то хорошее, играть в большого человека. Тот, кто защищает и распределяет, всегда власть имеет.  

Все мы каким-то боком принадлежим к какому-то меньшинству: гендерному, религиозному, профессиональному, налоговому, сексуальному, национальному, климатическому (один живет в богатом водой регионе, другой в засушливой местности), список бесконечен. Где есть меньшинство, есть истинная или мнимая дискриминация. А почему ты имеешь 50 литров воды в день, когда я только 25? Это неистребимое чувство дискриминации и есть раздолье для всевозможных защитников прав меньшинств, то бишь, всего человечества. Разумеется, многие меньшинства действительно дискриминируются. Разумеется, многие люди искренне выступают в защиту сирых сих, и от сердца делают пожертвования на устранение последствий катастроф в другом конце мира. Но не они управляют и заправляют этими организациями. 

Общества защиты расширяют свою деятельность, находя и выходя на новые поля неравенства. На рынок правозащиты выходит и сметливая молодёжь, выискивающая, где бы чего ещё позащищать. Одна 15-и летняя шведская школьница отказалась ходить в школу, пока взрослые дяди и тёти не остановят изменения климата, которые то ли есть, то ли их нет. Многим то понравилось, и они призывают брать пример со школьницы. Для процветания правозащитным организациям нужно как можно больше неравенства, а если неравенства нет, его надо выдумать. Некоторые начали бороться за гендерно равное воспитание. Поясняю: когда вы дарите сыну конструктор, или, спаси и сохрани, игрушечный танк, а дочери куклу, вы навязываете детям определенные общественные роли. Борцы за гендерное равенство считают это насилием и предлагают самому ребёнку, когда вырастет, принимать решение мальчик он или девочка. Чудно, конечно, на просвещённом Западе. 

Защита малых сих имеет и конъюнктурно-временную компоненту. Ещё пару лет назад потепление климата не сходило с первых страниц газет, под тему выделяли деньги, к финансовым средствам немедленно подстроились группы защитников климата. По нынешним холодам и стремительному росту цен на отопление тема отошла на задний план, самозванные защитники поутихли, да и финансирование поубавилось. Пришла пора открывать новые темы. И они открылись в аппетитном ракурсе.  

Своей грудью дорогу в мировое общественное пространство мощно проложила женская группа Femen. Их самоощущение и философия: «Мы группа давления, которая совершает яркие и наглые секс-диверсии против грязных пережитков патриархата: авторитаризма, дискриминации, насилия. Сиськи есть? - Остальному научим. FEMEN: ПРИШЛА! РАЗДЕЛАСЬ! ПОБЕДИЛА»! Феменовские филиалы возникают во многих странах мира, всё же, более половины населения земли — это женщины. Группы марки «Фемен» становятся фактором политики, и, пожалуй, символом всё более теряющий ориентиры эпохи. Только вырождением понятия демократия можно объяснить требования групп давления о нейтрализации полов, бегания голыми по церквям и мечетям, нападения на общество в целом по всем возможным и невозможным поводам. Продвигаемая некоторыми радикальными феминистками война между мужчинами и женщинами следующий этап ненужной борьбы. 

Принадлежность к меньшинству и большинству меняется в зависимости от обстоятельств. Все мы поочередно то меньшинство, то большинство. А куда нормальному человеку податься? Ну не сторонник я группы «Фемен», современных гендерных теорий, помогаю не голодным в Африке (не хочу), а своей тетке-пенсионерке в Ивановской области, дарю дочери куклу, не считаю героем американца Сноудена, слившего интернетсайту WikiLeaks кучу государственных секретов. В общем, совершенно нормальный, серенький, чаще принадлежу к большинству, иногда к меньшинству, за мир во всём мире не борюсь, просто живу обычной жизнью. Поэтому, идя по улицам, пугливо озираюсь. Вот попадусь на глаза комиссару в жилетке какой-нибудь благотворительно-правозащитной организации, и он отругает меня за серость и никчемность. После сурово прикажет дать денег, это, якобы, мой последний шанс сделаться не таким противным и отсталым. Эх, организовать бы общество защиты нормального большинства. Почему-то только мало кому интересное большинство и опора общества не имеет мощного и горластого защитника своих интересов.  

Михаил Рушанов