ImageВсегда мечтала написать роман, но видно сначала буду автором ужастика....
Рожала я в марте 91 года, времечко было... Ну а беременной ходила соответственно в 90-ом. Продукты по талонам, помните? Давно это было, но как сегодня помню.

Все родители (и мои и мужа, как, впрочем, и сам муж) работали, поэтому почётная обязанность отоваривать талоны выпала на единственного «бездельника» по причине малолетней (18 лет мне было) беременности – на вашего почтенного слугу – меня тобишь. Всеобщую воспитанность, обязывающую нас пропускають старых и беременных без очереди, в 90-ых вышибло напрочь по причине того, что очереди, в основном, состояли именно из этой прослойки общества. Запросто можно было схлопотать клюкой по мягкому месту от невинной, беспомощной старушки со склерозом, которой превидилось после 5-ти часогого стояния бок о бок с тобой, что ты только что влез без очереди. А шансов быть раздавленным при входе в магазин было 50 на 50.


А в остальном, время моей беременности протикало беззаботно и счастливо. Я, как прилежная будующая мама, посещала курсы для беременных – гимнастику и «научимся рожать» (как будто этому можно научиться), сидела в бесконечных очередях к гинекологу с каким-нбудь интересным чтивом, бегала на УЗИ и в ус не дула, но...

За 1,5 -2 месяца до назначенного врачами срока, кагда все нормальные детки начинают менять положение, готовясь осчастливить своих родителей своим первым ярстным криком, мой карапуз тоже перевернулся, но, естественно, не так, как надо. Что это за положение такое – вниз головой – решило моё чадо, и приняло удобненькое положение – сидя.
Сначала наша генеколог не очень переживала – время есть, и детки могут перевеонуться в самый последний момент, мне посоветовали иглоукалывание, но был риск, что карапуз примет совсем неудачное положение – уляжется набок – в общем решили оставить всё как есть, но за 1 неделю до назначенного срока упекли в больницу.
Я человек оптимистичный, поэтому, несмотря на все предупреждения – ничего не брать в больницу – всё равно отберут – собрала свои вещички и вперёд.
Через какое-то время, я с печалью констатировала тот факт, что моя гинеколог была права... Мне даже трусы не разрешили оставить – со словами: «Не нужно это Вам», - мне дали кусок марли - подгузник ..
А потом началось долгое ожидание начала родов. Родственников тогда в роддом не пускали, и все ограничивались общением из окошка. Телевизора не было. Книги, вязание – ну ничего брать в больницу нельзя. Я занималась тем, что бегала по лестнице – хотела так ускорить начало родов (не спрвшивайте меня, что это за метод такой – я его от полного помутнения мозгов сама выдумала). Когда врачи меня на лестнице той поймали - отволокли в отделение, обозвали идиоткой и сказали, что мне вообще ходить не желательно, пуповина может выскочить – ребёнок-то не головкой плотненько лежит, а ягодицами. Надо сказать, что лежало у меня дома незаконченное вязание – безрукавочка для мужа. Муж изловчился, и приволок в передачке завёрнутое в газету вязание, под видом туалетной бумаги, чтоб крыша у меня от безделья окончательно не съехала. Вот тогда то я и пошутила с подругами по несчастью – как безрукавочку мол закончу, так и рожать начну. Время шло, врачи всё обещали – со дня на день рожу. Рожать, мол, буду сама – плод маленький, не больше трёх кило ( а я ну очень в бёдрах узка была). А я всё ничего, вяжу себе потихоньку от врачей. Беременные новые приходят, рожают, уходят...У меня и пробка уже отошла. Я вяжу... Все переживают – родов боятся - те кто не первый раз, всех пугают рассказами... а я вяжу, и всех успркаиваю – учу, как рожать, где какие точки массажировать – одним словом 18-летняя шпингалетка, которая лучше всех всё знает. А что, я же курсы прошла – меня там рожать научили, да и «плод» у меня маленький – значит не порвусь (со слов «потерпевших» самое страшное – зашивание).
Ну, а нас тем временем, каждый день витаминчиками кололи. Болезненные это уколы должна признаться, после них на ногу не наступить. Каждое утро: на весы, температура, давление, и укольчик – предел мечтаний.
Ну, что-то я разошлась, а самое страшное – впереди. Две недели я там провалялась, уже забыла, зачем я там. Довязала безрукавочку... Девчёнки смеются – клиент готов. И что Вы думаете? В этот же день случилось со мной что-то не очень приятное – газы. А нас 8 человек в палате – мне стыдно, я всё время в туалет «пукать», простите, бегаю. Мне – ну всё, туалет – это начало родов. Я и призналась – газы, мол, просто. Все в покатуху – это у тебя так схватки начинаются. Так я маме по телефону и сказала: «то ли схватки, то ли газы...» Добрые сестрички мне на всякий случай клизмочку поставили и кушать не дали. Было это днём 28 марта. Ночью я убедилась, что это не газы, вернее не просто газы. Вышла в коридор, чтоб другим спать не мешать, хожу вдоль стеночки, схваточки считаю, и удивляюсь – ну нарасказывают же всяких страшилок – ну не больно совсем.
Когда схваточки пошли каждые 3 минуты, я, как учили, разбудила медсестру. Меня быстренько поселили этажом ниже, и я попала в ад. Три кровати – две роженицы (помимо меня) – обе орут благим матом... Первым делом я съела заготовленную заранее шоколадку – силы роженице должно придать (я же говорю, я рожать училась).
Потом я принялась уговаривать рожениц не кричать – не так уж и больно – но на меня почему-то не обращали внимания. Было около 24 часов. Мне дали хинин.
Время шло и я начала бегать в туалет, (по непонятной мне причине он был один на всё отделение в конце каридора) но ничего не могла там сделать, запор что ли? Когда я в очередной раз направилась в заветный уголок, меня поймала акушерка и снова начала запугивать выпадением пуповины, строго настрого запретив вставать с кровати. Но я же не могу в кровать... – поэтому я продолжала бегать втихую.
Потом я потеряла счёт времени, и не знаю, когда начались настоящие схватки, знаю только, что вся моя самоувереннасть и мои знания разом объявили мне байкот.
Я начала примитивно кричать, хотя не собиралась делать этого ни при каких обстаятельствах. Кричала я постоянно одно и тоже: «РОЖАЮ», - на этот крик постоянно кто-то прибегал, осматривал меня, успркаивающе говорил: «Ещё не рожаешь»... и уходил. В очередной такой осмотр пришёл врачь, и что-то сделал внутри меня, я только почувствовала, что мои ноги и кровать заливает чем-то горячим. Всё. Это кровь. Врач что-то повредил. Я в крик. Слава богу окушерка мне сказала, что мне «просто» проткнули пузырь... А потом наступил тот момент, когда мне было всё равно, что я кричу, что обо мне думают и как я выгляжу. Я постоянно, с остервенением тёрла те две заветные точки чуть выше копчика, которые должны были уменьшить боль (забегая вперёд скажу, что на этих местах я натёрла одну толстую коросту). Потом я надоела врачам, которые не могли из-за моих криков спокойно попить кофе... и меня усыпили. Но потуги будили меня. Я вскакивала на карачки во время очередной потуги, выла что-то, и снова засыпала.
Потом пришли студенты... много студентов... Кто-то гладил меня по руке и пытался меня успокоить, но мне было всё равно. Я тужилась. Пришла врачь, посмотрела меня, попросила потужиться и, о чудо, послала меня в родилку – полату на против. Не веря сврим ушам и, боясь, что они передумают, я рванула в заветную палату. С воплями: «Осторожно пуповина», – врачь двинула за мной. Оказывается, мне надо было ждать, чтоб меня перевезли на каталочке – чёртова пуповина. Но я уже лежала в желанном кресле и, что есть силы, тужилась. Пришёл другой врач, посмотрел, спросил, что я сдесь делаю – ещё мол не готова, сказал ни в коем случае не тужиться и ушёл. Я осталась одна в родильной палате... и продолжала тужиться.
Я очень хотела сдержать потуги, но у меня это никак не получалось.
А потом всё закружилось с неимоверной скоростью. Прибежали врачи (их было трое, т.к. детё моё шло попой вперёд), акушерки, и...студенты. Витюха наш медлил – показывал попку и скрывался сново. А потом наступило избавление – я выдавила сына по плечи и ... потуги прекратились. Я больше не чувствовала боли и просто тащилась. Но вокруг все почему-то кричали, застовляя меня тужиться (головка застряла). Врач спросил студентов, что делать в этом случае, один сказал, что нужно надовить на живот, и тут же получил по мозгам! Нельзя давить на голову ребёнку! Общими усилиями мы родили. Я тужилась, врач тащил моего дитятю за ноги. Когда Витюшка закричал, я заплакала и начала всех благодорить – Спасибо!!! Кто-то сказал мне, что я родила мальчика, я только и сказала – я знаю.
Ребёнка мне не показали - унесли мыть. Все врачи-студенты – кудато быстренько растворились, осталась я, счастливая, и окушерка. Мой счастливый полёт прервало предложение ... потужиться – я слегка занервничала – тужиться мне больше ни за что на свете не хотелось.
-Зачем?- Поинтересоиалась я взволнованно.
-Дальше рожать будем... – улыбнулась в ответ акушерка.
Сколько разных бредовых мыслей пронеслось в моей больной головушке за пару секунд – страх. Видно крыша совсем поехала, так как основная мысль, противоречащая напрочь здравому смыслу, была – ещё один ребёнок... Врачи недосматрели, УЗИ – идиоты – я не хочу больше тужиться!!!
Конечно акушерка мне быстро объяснила что к чему – плацента, мол. Тужиться я больше не смогла вообще – акушерка вытащила плаценту за пуповину, сильно надавив на живот... А потом меня покатили зашивать... Без разрывов не обошлось. Только тут не зашивать – заново кроить надо было, но я этого пока не знала.
Как потом выяснилось (я конечно не догодалась спросить врачей во время родов «простите, а который час?»), родился Витюха в 14:30 – время пересменок. В комнате «кройки и шитья» меня надолго оставили лежать одну - сестрички кофе пили, впечатлениями делились. Меня колотило – от страха ли, от холода или от слабости – не знаю. После долгого времени (мне казалось -прошла вечность) пришла какая-то сердобольная старушка и накрыла меня одеялом - Спасибо, бабушка! А потом, ещё после долгого ожидания, меня зашивали. Руки у «швеи» явно росли не из того места. Разрывы были лохматые – разрезать меня не успели, Витюха берёг голову и лез наружу ягодицами, которые намного меньше головы, а когда настала очередь головы – резать нельзя было – вот и порвалась на лоскуточки. 3 внутренних и 5 внешних швов. После починки меня поставили в коридорчик, в холод – остудиться? Мне было уже всё равно. Всё та же сердобольная старушка, недавшая мне замёрзнуть, принесла мне киселя, когда обнаружила, что под одеялом на каталке в коридоре кто-то обитает. А заметить меня под одеялом было сложно – опять худая как палка стала. Старушка стала меня распрашивать, что да как – какой вес, рост... А я не знаю...
- А хочешь я посмотрю? – предложила бабушка
- Конечно хочу, - всё равно делать нечего.
Старушенция узнала мои персоналии и бодренько ускакала узнавать – я её бодрости даже позавидовала – мне даже шевелиться мочи не было.
- 3,450кг и 52 см сыночек твой – сообщила моя «подружка» через какое-то время.
- Это не мой, Вы что-то напутали. Мой не больше 3 кг должен быть, врачи говорили, что  «плод» маленький.
- Ты Татьяна? Фамилия «КУКУКУ» ? – Тогда твой.

Когда меня наконец переселили из коридора в послеродовую палату – был вечер, и единственное, навязчивое желание, поселившееся в моём восполённом мозгу, было позвонить своим – отчитаться. Телефон в коридоре, вставать опять нельзя. Но дома-то волнуются – столько время прошло... Я решилась на самоволку, тем более мне казалось, что чуствую я себя прекрасно. К телефону подошла мама, я что-то сказала, потом слышу крики: «Женщина упала». Кто упал? Смотрю, перед глазами у носа - узор в клеточку - линолиум, трубка телефонная над головой болтается, меня поднимают и, с руганью, тащат в палату – на койку. Это был мой единственный в жизни обморок.
Сына мне на кормление не принесли – диагноз врачихи-недоноска – внутречерепное давление – мозжечёк большой. Акушерка когда узнала – матом ругалась: « Она (врачь), что, карту не читает? Всё нормально с вашим сыном, он же попой шёл, вот мозжичёк и не сошёлся совсем». А я уже наревелась, нанервничалась. Увидела я свою куколку, плотно замотоного в какон из пелёнок, только через день после родов. Смешное, красное от криков чудо, жадно схватило мою, ещё детскую грудь, а я сжалась от боли сокращающейся матки, и от удоволиствия – всё было позади.
Нда, несмотря на все пройденные мной курсы для беременных, к родам я, как вы видете, готова не была. Что же тогда говорить о послеродовом периоде...
Швы на интересном месте – дело нешуточное. Сидеть нельзя, в туалет, по большому (извините за подробности), нормально не сходишь... Я конечно раньше писала, что натужилась во время родов – «на всю оставшуюся жизнь», но кишечник-то не резиновый – а тужиться нельзя – швы разойдутся... Вот делема. Посидишь, на горшке, подумаешь о жизни – и выходишь ни с чем – без результатов. Так очень быстренько образуется запорчик, что ещё больше усугубляет ситуацию. Когда врачи прознали, что я, непутёвая, 5 дней «разродиться» не могу, решили проблему своим любимым способом – КЛИЗЬМОЙ. Пятидневный запор, клизма и проклятые швы - очень неудобоваримое сочетание... – думала опять зашивать будут. Обошлось.
А больше всего мне понравилось обращение медперсонала к новоиспечённым мамашам: если нас в предродовом называли Женщины (женщины, давление мерить... Женщины, взвешиваться... На ункльчик, женщины...), то в послеродовом, мы снова стали девочками... (Девочки, готовимся к кормлению... Девочки, обед...) Что, в общем-то, в некотором плане соответствовало истене – зашили всё.
Ну а через 10 дней нас выписали здоровенькими домой, предварительно сняв швы, и начались бессоные ночи и корявые попытки запеленать любимое чадо в куколку. А это уже другая история.
Ах, да, спасибо подружкам по палате – выкинули довязанную мной безрукавочку мужу в окошко со словами: «довязала безрукавочку, отмучилась – пошла рожать»...

Прислал Автор Viktori

20.09.06