ImageВолны стремительным домкратом перекатывались через палубу …И. Ильф и Е. Петров, «12 стульев»

По-моему очевидно, что все драматурги и писатели гроша ломанного не стоят рядом с настоящей жизнью. Шекспир стыдливо прячет перо, а Достоевский делает вид, что он ту ни при чем, когда узнают какие переплетения и рисунки создают реальные судьбы, какие развязки и неожиданные кульбиты преподносит порою бытие. Так, где же как ни в этой самой реальности черпать вдохновение настоящему художнику? Вот то-то. Наверное, именно такими благородными намерениями руководствовались создатели фильма «Первый после бога» сценарист Илья Авраменко и режиссер Василий Чигинский. Правда, дальше вдохновения дело не пошло.

Впрочем, от Чигинского чего-то другого ожидать было трудно. Создатель столь «реалистичного» шедевра, как «Зеркальные войны: отражение первое» (ох чувствует мое сердце не последнее!), с реальности дружит не сильно. В «Первом после бога» он остался верен себе: изуродовал все, до чего дотянулась его когтистая режиссерская лапа. Причем объект уродования от выбрал весьма не слабый.

Тема разнообразных войн под патриотическим соусам сейчас особенно популярна вы России. Стоит ли удивляется, что киношники наконец добрались до пожалуй до одной из самых неоднозначных фигур второй мировой войны, легендарного, ставшего почти мифическим, самого удачливого советского подводника, капитана III ранга, командира С-13, или как ее называли моряки-балтийцы - «удачливой эски», Александра Маринеску. В его судьбе переплелось почти все, что может характеризовать войну: случайность и закономерность, подлость и благородство, жестокость и великодушие, безнаказанность и возмездие. Маринеску был выдающимся моряком и великолепным подводником, подводником от бога, человеком идущим вразрез с правилами и наставлениями, дерзким солдатом с гусарской душой и острым аналитическим умом. Ему везло как ни кому другому. На Балтике у советского флота было 13 лодок класса «С». Ровно 13. Последняя, 13-ая лодка капитана Маринеску. Последняя по номеру и единственна уцелевшая.

Немцы намного лучше подготовились к морской войне на балтийском море: более 1,5 тысяч катеров, тральщиков и эсминцев перекрывали все проходы и бухты. Аэродромы в Норвегии, Пруссии и Голландии позволяли люфтваффе достичь любой точки в течении чуть ли не получаса. И в довершении всего выходы из Финского залива были завалены минными полями словно суп с клецками. В течении всего 42 и 43 годов советские подводники тщетно пытались вырваться на чистую воду теряя одну первоклассную лодку за другой. И все безрезультатно. Дошло до того, что командование флотом вообще запретило выходы в море. Можете себе представить, что чувствовали моряки получающие усиленный поек и мающиеся на берегу в то время когда рядом, в блокадном Ленинграде умирали от голода дети. Можете себе представить, что копилось у них в душе. Это что-то обязательно должно было найти выход …

Зима 44/45 годов. Финляндия вышла из войны и любезно предоставила своим бывшим врагам военно-морские базы на Балтике. Теперь, наконец, подводники получили оперативный простор. А в это время немецкая военная группировка в Восточной Пруссии оказалась отрезанной от «фатерлянда». Воспользовавшись передышкой полученной в результате Арденского контрнаступление, немцы предприняли беспрецедентную эвакуационную операцию: им предстояло эвакуировать почти 800 тысяч военнослужащих и 2,5 миллиона гражданских лиц. Было задействовано все что плавало и летало. В том числе и плавбаза «кригсмарин» (подводного флота Германии), один из крупнейших немецких лайнеров «Карл Гуслофф». По разным оценкам, на его борту было почти 2 тысячи военных моряков, в том числе и курсантов-подводников, и до 5 миллионов беженцев, в основном женщин и детей. Вечером 2 января 1945 года, со значительной перегрузкой он вышел в море. Все что было ему нужно: одна спокойная ночь, одна спокойная ночь, что бы выйти из радиуса действия советской авиации. Про подводные лодки никто даже не думал …

В 21.10 пути С-13 и «Карла Гуслфа» пересеклись. 3 торпеды (четвертая застряла в торпедном аппарате и чудом не угробила экипажа Маринеску) не оставляла шанса ни кому из пассажиров лайнера. Было спасено чуть более 1 000 человек. В основном военные и члены экипажа. 2-я мировая слабо походила на рыцарский поединок …
Впрочем это была не последняя победа Маринеску. В этом же походе он потопид госпитальное судно «Генерал Тойбен». Еще 3 000 раненых солдат вермахта отправилось на дно. Все это позволило немцам после войны назвать Маринеску варваром и убийцей детей. Не простило эти победы капитану и собственное командование. Представление на Героя было аннулировано. Маринеску запретили выходы в море, а позже списали с лодки и перевели на тральщик. После войны его уволили из флота. Было все: лагерь (словно в насмешку хозяйственные преступления), нищета, лишение пенсии, рак и преждевременная смерть. Забытый всеми он умер в военном госпитале, с почерневшим от облучений горлом, с вырезанным пищеводом, питающийся через трубку в животе, не имевший возможности даже нормально разговаривать. Судьба словно отомстила ему за каждого утонувшего в стылых волнах Балтики ребенка. Это ли не апофеоз войны?

А при чем тут фильм спросите вы? В том-то и дело что ни при чем. Нет ничего этого в фильме. А есть супермачо, имеющий любовницу-шведку, подлого врага особиста, и топящий в финале фильма какой-то немецкий суперлинкор. А потом сражающийся с целым флотом с помощью хилой пушечки совей лодки. И оставшийся в живых.
Я приведу слова одного из историков: «Если бы солдаты и захотели бы себе памятники, то не за ЭТО»
И не в виде плюшевых медвежат с бантиками.

Независимый комментатор: Олег Денежка

Документ распечатан с kommentator.info: http://www.kommentator.info

Адрес в интернете: http://www.kommentator.info/kino/906/kto-tam-za-bogom-ochered-zanimal-pervyjj-posle-boga/